Подарок

Family Tree — *- Родословное древоводство.

Фото 1894 года.
слева направо:Николай Евгеньевич Лозинский (1884-1900),
Александр Александрович Блок (1880-1921),
Анна Евгеньевна Лозинская (1887-1952),
Андрей Адамович Кублицкий-Пиоттух (1886-1960),
Феликс Адамович Кублицкий-Пиоттух (1884-1970).

Сейчас в это трудно поверить мне самому, но одного из изображенных на этой исторической фотографии людей я застал в живых и прекрасно его помню.
Дядя Фероль. Феликс Адамович Кублицкий-Пиоттух. Крайний справа.
Он жил рядом с нами в том же Трубниковском переулке в Москве.
Моя семья в доме 26, а дядя Фероль в доме 30. Пять минут пешком.
Собственно, благодаря хлопотам его отца, Адама Феликсовича, выхлопотавшего для сестры, Фелиции Феликсовны помещение в подвале дома по соседству, моя семья и оказалась в 1921 году в Трубниковском переулке.
Жить им тогда было просто негде. Совершенно ничего не было. Про поместье под Витебском, квартиру в Петербурге уже и не заикались. Сырой подвал, в котором было пять (!) комнат был быстро приведен в пригодное для жилья состояние и стал нашим домом на 50 лет. Там выросли моя бабушка, мама, родился и провел первые семь лет жизни и я.
Для Москвы тех лет это была фантастика! Квартира была и на долгих 50 лет оставалась не коммуналкой.
Дядя Фероль был двоюродным братом моей прабабушки Анны Евгеньевны (третья слева на этой фотографии).
На этом фото все родственники — родные или двоюродные.
Помню его похороны весной 1970 года. На кладбище меня не взяли, а вот суету с поминками, много незнакомых людей и ощущение, что дяди Фероля больше не будет помню очень отчетливо. Больше он не придет в гости и ничего мне не подарит….
За год или два до этого дядя Фероль подарил мне на пасху хрустальное граненое яйцо.

Оно было старинное середины 19 века, и, как сказал дядя Фероль:
— оно очень нравилось Сашуре, и однажды он чуть не разбил его. Теперь пусть будет у тебя.
Я, если честно, подарку не обрадовался. Яйцо большое, больше куриного, прозрачное.
Куда его приспособить? Но, приспособить не успел — оно было тут же у меня отобрано!
Что какой то «Сашура» его лет сто назад чуть не разбил меня совершенно не убедило! В пять лет слова «поэт Блок» были для меня пустым звуком. Так хотелось запустить им в гущу игрушечных солдатиков. Но — не судьба. Своевременное вмешательство взрослых помогло этому хрустальному пасхальному яйцу дожить до наших дней.
Похоронен дядя Фероль на Новодевичьем кладбище, рядом с братом Андреем, и отцом, Адамом Феликсовичем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *