Американская рыбалка (пресноводный вариант)

Это у нас рыбалка – развлечение. Взял удочку — и на пруд.
В Америке все гораздо серьезнее. Покупка спиннинга — это полдела. Еще нужно зарегистрироваться как рыболову — купить лицензию. Лицензии продают все магазины, торгующие рыболовными принадлежностями. Лицензия не дорогая. Если просто хочешь удочку покидать – 25 долларов хватит, собрался ловить форель – готовь 35 долларов, хочешь с лодки ловить, а не с берега – еще денег возьмут. Если ты житель этого штата, тебе лицензия обойдется подешевле. Приехал половить в соседний штат – дороже. Можно купить лицензию на неделю, на месяц, на год. Дети (до 16) и пенсионеры (после 67) от оплаты лицензии освобождаются.
При регистрации и покупке лицензии тебе (за те же деньги) дают брошюрку.
Про нее отдельно:
Исключительно полезная книга. Список всех рыб. С картинками. Перечислены все водоемы штата, где какая рыба ловится. Указаны лимиты вылова, размеры рыбы: поймал мельче – обязан выпустить. Отсюда вытекает основной принцип американской рыбалки – ПОЙМАЛ – ОТПУСТИ. Россиянину это понять трудно, но лов рыбы на удочку или спиннинг здесь только удовольствие и никак не свежая уха. Если очень хочется, ты можешь взять рыбу, но не везде. В книге особо отмечены водоемы, есть из которых рыбу нельзя категорически (загрязнения нефтепродуктами, тяжелые металлы и прочие прелести). А есть водоемы, рыбу из которых можно есть раз в месяц или два раза в месяц. Чтобы сильно не отравиться.
Ловить можно везде, но в каждом водоеме могут быть свои правила, отличные от правил, общих для штата. Внимательно нужно изучить стенд на парковке. Приехал – и первым делом к стенду: что тут можно, что нельзя.
Однажды жена вернулась от доски объявлений с грустным видом:
— Все, поехали отсюда. Это не рыбалка, а издевательство!
— Что такое?
— Там написано, что рыбу меньше 28 дюймов (70 см) брать нельзя. Это как же так?
Пошли смотреть, читать и пытаться понять.
Выяснилось, что действительно, рыбу определенного вида (Striped bass) нельзя брать «маленькую», меньше 70 см. Так эти «полосатые бассы» и дорастают до двух метров. Мальков меньше 70 см предписано выпускать. С остальными видами рыб оказалось все нормально. В пределах правил.

* * *

Последний раз был на рыбалке вчера. Приехал. Озеро для меня новое. Небольшое, но несложное. В том смысле, что читается легко. Вот тут рыба будет, а тут нет. На берегу несколько рыбаков. Из местных. В смысле, белых американцев. Крепкие мужички 50+, словоохотливые. Удочка в одной руке, банка с пивом в другой. Электорат Трампа, одним словом.
А я что? Поздоровался со всеми. Хау-ду-ю-ду. Каяк на воду. Удочку погрузил и поплыл.
Не буду утомлять описанием собственно рыбалки. Я намеренно опускаю все подробности о снастях, удочках, спиннингах, толщине лески, твистерах, блеснах и спиннер бэйтах. Это все, как говорят, технические детали. Они одинаковы, что в России, что в любой другой стране. Заброс, поклевка, подсекаю, тащу, сорвалась. Короче, все — как всегда.
Через час приплываю к берегу с тремя рыбками. Две так себе, а одна хорошенькая, килограмма на два. Или на три. Ну не более пяти. Я же не врун какой-нибудь.
Рыбаки, те что с берега ловили, оживились. Подошли.
Особенно активен был молодой, невысокий рыбак, увешанный массой пакетиков с приманкой, обладатель пяти удочек, так ничего и не поймавший в тот день.
— Ух ты, — сказал мелкий, — это же Smallmouth Bass. Редкая рыба здесь, в этом озере. Я в том году ловил, только маленького.
— Ага, — подтвердил толстый, — вот Largemouth bass чаще встречается. Этот сильно реже. А можно сфотографировать твой улов?
— Конечно, фотографируй.
— А тебя с рыбой можно? — мелкий тоже потянулся за айфоном.
— Можно, — разрешил я, поняв, что популярности не избежать.
Я попозировал с рыбой так и сяк и сложил ее обратно в садок.
Наивно подумал, что фотосессия закончилась.
Рыбаки переминались с ноги на ногу, задавая обычные в таких случаях вопросы про приманку, как сильно рванула рыба, и в каком месте озера была поймана.
Наконец толстый сказал:
— Ну давай, пускай ее. Мы хотим сфоткать, как ты ее выпускаешь.
— Это как? — не понял я, — куда выпускать?
— Обратно, в озеро.
— Вообще-то я хотел эту рыбу того…. на кухню.
— Ты собираешься ее есть?! – поперхнулся словами мелкий.
— Ну да, а что же еще!?
На лицах рыбаков отразился ужас.
Не совсем, конечно ужас-ужас, а полное непонимание происходящего.
Толстый посмотрел на меня широко раскрытыми, и, казалось, полными слез глазами.
— Ему же лет десять, не меньше. Озеро — его дом. Как же ты его съешь?
— Ну, — замялся я, — по закону можно вроде. Длина больше 12 дюймов (30 см), значит можно брать. И то, что он, якобы, редкий — нигде не написано. Я сам читал, — попытался оправдаться я.
— По закону много чего получается, — поддержал толстого мелкий, — а «по понятиям», в этом озере он редкий.
О эта жизнь «по понятиям»! Господи, как мне это надоело в России. Нужно было ехать в Америку, чтобы опять услышать знакомое «по понятиям»!
— Я всегда рыбу выпускаю, — заявил мелкий, — ну, конечно, если форель попалась, то форель я беру. Но в этом озере форель не водится.
— Это же Басс, – сказал толстый, — он с костями.
— Мы же американцы, — продолжал убеждать мелкий. — Не китайцы какие-нибудь! Этих вон — больше миллиарда. Они все сожрут.
Ага, подумал я, нашли американца! По акценту, небось, давно расшифровали меня. И как бы прочитав мои мысли, мелкий спросил:
— А ты сам откуда?
— Из Мерцтауна, — назвал я свою деревушку.
— Это недалеко, у меня там друг живет, а в Америку откуда приехал? Немец?
— Русский, — признался я.
— Русские – классные парни, — сказал мелкий.
— Да, — подтвердил толстый, русские хорошие ребята. Я работал с двумя. Моисей и Гиви. Русские все хорошие.
После такой грубой лести мне уже некуда было деваться.
Я медленно открыл садок и помог рыбе выбраться наружу.
Махнув хвостами, мой улов скрылся в зеленой глубине.
Вот так, впервые в жизни, я остался без свежей рыбки на ужин. И это — после успешной рыбалки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *