Who lost the bear?

Let’s try to find his old master or mistress. Let’s share.
What if someone’s looking for their teddy?

We are on the shore of one of the small islands in the Caribbean, a few miles north of the equator. There are not a lot of people living there. There is nothing but debris of coral, algae and coconut shells.

And then a bear!
Don’t be alarmed, there are no live bears. There are no wild mammals on this island.

The Bear was a toy. Soft, small, all burned by the hot tropical sun to a bright white color. From a polar bear, he was distinguished by two small wings on his back and a prayer call in his front paws.

His small bear body was buried in the debris of coral, algae and shells and almost didn’t stand up among them.
— Get me out of here! Please! I beg you! — it seemed that the bear asked.

Like many people, I love toy bears since I was a kid. The Writer Alan Alexander with his Winnie the Pooh is guilty. By the time I was six, I knew all the songs from the show by heart. There were a few bears in my childhood. I especially loved the one that the nanny gave me. I still have him, and I’ll write about him someday.

But for now back the deserted shore.
There are no houses for miles.
No doubt the bear was carried by waves.
Maybe he’s a shipwreck victim.
Or did a little girl drop his overboard?
Why did he fold his legs so hard?
— What am I supposed to do with you? — I asked the bear.
— Anything, just get me out of here, — the bear replied, and a small white crab crawled out of his side and ran away.

The Bear was cleaned with soap tonight. Brown patches of dirt almost broke. There was a yellow torn rope on the head. In his past life, he could have been hung up.

From a long time in salt water, the bear went blind. Both eyes are already lost. The wings found a shade of pink color. Just get up from the knees with the bear. He was so sewn in the first place. Kneeling. Bear in prayer. Angel-Bear. I still can’t imagine it. The Bear is an angel. But it is. Small, White, air with pink wings.
A little bear soul that didn’t reach the sky and fell into the ocean. It was swept through the waves and washed up on the coral island.

The Bear had to fly again.
He took the six hours of flying to New York well. Now He’s still on his knees on the shelf in my living room. And is praying.


I’m waiting for him to tell me something about his past life, but for now the bear stays silent.

Who lost the bear?
Let’s try to find his old master or mistress.
Let’s share.
What if someone’s looking for their teddy?
Who dropped the Angel-Bear in the Caribbean Sea?

Translated, from the Russian, by Aryn O’kane and Taisia Osipova.

 

Американская рыбалка (пресноводный вариант)

Это у нас рыбалка – развлечение. Взял удочку — и на пруд.
В Америке все гораздо серьезнее. Покупка спиннинга — это полдела. Еще нужно зарегистрироваться как рыболову — купить лицензию. Лицензии продают все магазины, торгующие рыболовными принадлежностями. Лицензия не дорогая. Если просто хочешь удочку покидать – 25 долларов хватит, собрался ловить форель – готовь 35 долларов, хочешь с лодки ловить, а не с берега – еще денег возьмут. Читать далее «Американская рыбалка (пресноводный вариант)»

Национальное дерево

В Америке каждый штат имеет свое национальное дерево.
Кроме него — нац. птицу, насекомое, млекопитающее, змею, моллюска, минерал, овощ, напиток….. Кто во что горазд.
В штате New Hampshire национальное дерево — Белая береза (Betula papyrifera). Провозглашена этим самым нац. символом береза была в 1947 году. Читать далее «Национальное дерево»

Семья Кублицких-Пиоттух. 1912 год.

Family Tree — * — Родословное древоводство:
Всего одна фотография, а сколько всего интересного.

Семья Кублицких-Пиоттух.
Старинный дворянский род Польско-Литовского происхождения. Небогатый.
С длинной, интересной, никем пока не изученной историей. Пытаюсь начать разбираться.
Фотография 1912 года. На этом фото из моего архива почти вся семья.
Фото нигде не публиковалось пока.

 

Семья Кублицких-Пиоттух. 1912 год.

Читать далее «Семья Кублицких-Пиоттух. 1912 год.»

Как бы праздничное

Как бы праздничное.

Прекрасные женщины, извините, если что не так….
Вспомнилось….
Давным-давно….
В конце 1970-х я заканчивал школу. Было начала марта, уже не помню какого года.
Был послан дедушкой отвезти или забрать что-то, короче — с поручением, к старинной знакомой нашей семьи, писательнице Наталии Иосифовне Ильиной.
О том что в моей жизни было такое счастье слушать и многократно Наталию Иосифовну я, конечно, стал понимать и оценил это только после ее смерти.
А тогда, я ехал на другой конец Москвы, к метро Аэропорт, и, ощущая предвосьмомартовский психоз тоже купил пучочек нарциссов, с которым и появился перед Натальей Иосифовной.
— Илюша, я надеюсь эти замечательные цветы не связаны с 8 марта? — строго спросила Н.И .
Я тут же все понял, попытался неловко отшутиться, был прощен.

Об отношении Н.И. к празднованию международного женского дня я прочел много позже в ее воспоминаниях об А.Ахматовой. Анна Андреевна умерла 5 марта и прощание с ней пришлось на канун женского праздника.
Вот этот небольшой отрывок:
«Спрашивается: неужели нельзя было, не позорясь на весь мир с прощанием в морге, привезти тело Ахматовой в Центральный Дом литераторов? Нельзя. До сих пор не знаю, чего именно опасались наши секретари во главе с Фединым, Марковым и Воронковым. Кто-то говорил, что они не пожелали омрачать светлый праздник, Международный женский день, падающий на 8 Марта. С моей точки зрения, нет более лицемерного праздника (для наших широт, во всяком случае!), чем этот. «Все выносящего русского племени многострадальная мать!» — писал Некрасов. После революции и всех этих красивых слов о равноправии — многострадальной матери легче не стало. И поздравления, ею выслушиваемые, и цветы (мимозы, главным образом,- по сезону), и славословия на праздничных заседаниях — все это мне кажется не чем иным, как лестью, как стремлением отвлечь внимание женской половины населения от ее тяжкой доли. Таково мое личное мнение, и я никому его не навязываю. Некоторым нравится. Их дело.»
Наталия Ильина «Дороги и судьбы»